Vrn-agroservis.ru

Аграрный справочник
8 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Мадам бовари пеларгония

Розоцветные зональные пеларгонии (Rosebud Zonal pelargoniums), или розебудные. Густомахровые цветки, похожие на полураскрытые розы.

1. Swanland Pink / Australien Pink Rosebud

Swanland Pink / Australien Pink Rosebud – 300 руб., розоцветная, приобретение весна 2017. Розоцветные сорта неприхотливы, пышно цветут. По размеру стандарты, на лето можно высадить на клумбу в саду.

2. Appleblossom Rosebud

Appleblossom Rosebud — 300 руб., розоцветная, приобретение весна 2017. Розоцветные сорта неприхотливы, пышно цветут. По размеру стандарты, спокойно на лето можно высадить на клумбу на улицу.

3. April Snow

цветки April Snow

April Snow – розоцветная компактная пеларгония, зональная, цветочки трёхцветные розовые с белым центром – 350 руб., приобретение лето 2017.

Сорт Odensjo Suzie Wong представлен несколькими видами.

  • «Симфония». Цветки насыщенного розового оттенка, собранные в соцветия. Листочки светло-зеленого цвета. Неприхотлива к окружающим условиям, хорошо цветет и поддается формовке.

  • Black Mamba. Представляет собой карликовое растение с махровыми соцветиями розовых расцветок. Листья коричневые, с тонкой зеленоватой каймой.

  • Bernadette. Представляет собой карликовую культуру с махровыми бело-розовыми соцветиями. При солнечном свете они становятся ярче. Весной зацветает быстрее всех.

  • Rodluvan. Компактные кусты с махровыми цветами ярко-красного оттенка, хорошо формируется. Соцветия у «Родлуван», по сравнению с другими видами, гораздо крупнее.

  • Ice Frozen Campari. Представляет собой полумахровую пеларгонию. Соцветия белые с красными и розовыми вкраплениями, листочки желтые. Кустики довольно миниатюрные, отличаются пушистостью.

  • Made in Sweden. Представлен кустиками с темными листочками. Цветы мелкие, внешним видом напоминают гвоздики.

  • Ljus Och Varme. Относится к махровым пеларгониям. Соцветия представляют собой розовато-белые шапочки. Но эти два оттенка не смешиваются.

  • Stilla Flirt. Представлена полумахровыми соцветиями бледно-розового оттенка с желтой серединкой. Листья насыщенного зеленого цвета с темной зоной. Очень красиво смотрится сочетание темной листвы и нежных цветков. Компактный кустик, который хорошо ветвится.

  • Sofie Arden. Это вид с махровыми розовыми цветами. Соцветия плотные, напоминают зонтики. Листья зеленой расцветки с яркой зоной.

  • «Мадам Бовари». Представляет собой миниатюрные кустики с ярко-красными соцветиями. После обрезки рост замедляется.

  • Omma Ogonkast (в переводе означает «нежный взгляд»). Имеет красивые нежно-розовые цветы. Главной особенностью является то, что листья в жару подсушивает и сбрасывает.

  • Tintomara. Относится к полумахровым. Листья желтые с большой коричневой зоной. Цветы розовых оттенков с малиновыми вкраплениями.

  • Eloise. Карликовое растение, компактное. Листочки небольшие, имеют хорошо обозначенную темную зону. Цветочки приглушенно малинового оттенка.

  • Kate. Является видом, нетребовательным к условиям произрастания. Сорт имеет яркие оттенки цветков, обильно цветет. Молодые соцветия отличаются особой пышностью и красотой.

  • Ogonocast. Представляет собой миниатюрные кустики с ярко-зеленой листвой и цветочками розово-белого оттенка.

  • Tango. Представляет собой довольно плотный куст с листочками зеленых расцветок. Цветки полумахровые, довольно большие, розово-сиреневых оттенков с вкраплениями малинового цвета.

  • Sound of Silence. Представлена белыми цветами с зеленоватым оттенком. Кустики миниатюрные, не требуют формирования.

  • Florentina. Это карликовая пеларгония, характеризуется декоративными листьями желто-зеленой цветовой гаммы со слабовыраженной темной зоной. Цветки белые, с тонкой розовой каемкой, прожилками и вкраплениями.

  • Vanessa. Миниатюрный куст с махровыми соцветиями ярко-розовой расцветки.

  • Vivaldi. Имеет компактные соцветия бледно-розового оттенка с яркой малиновой каймой по краям.

Даже неопытный цветовод сможет ухаживать за пеларгонией. Обусловлено это тем, что эта культура абсолютно неприхотлива и не требует каких-то особых условий содержания. Наиболее оптимальной температурой для цветка является обычная комнатная.

В зимний период этот показатель должен находиться в пределах +10–15 градусов, поэтому следует расположить культуру в прохладном помещении. Пеларгония очень любит солнечный свет, его недостаток может отрицательно сказаться на развитии растения.

Пион этого вида не испытывает нужды во влажности, поэтому нет необходимости опрыскивать цветок. Периодически культуру нужно хорошо поливать, но ни в коем случае не допускать застаивания жидкости. Поэтому следует позаботиться о дренаже.

Удобрять пеларгонию можно стандартными минеральными удобрениями для комнатных растений, органику она не переносит.

Мадам бовари пеларгония

Пеларгония – одно из самых распространенных комнатных представителей герани. Она имеет целебные свойства и отпугивает многих вредных насекомых. Если она соседствует на подоконнике с другими растениями, то это гарантирует отсутствие тли. Одним из видов домашней герани является пеларгония Odensjo Suzie Wong.

Характеристика

Представляет он собой кустик с темно-зеленой листвой, с темной контрастной областью и цветами малинового оттенка с темными пятнышками. Кустик компактный, хорошо сформированный.

Разновидности и их описание

Сорт Odensjo Suzie Wong представлен несколькими видами.

  • «Симфония». Цветки насыщенного розового оттенка, собранные в соцветия. Листочки светло-зеленого цвета. Неприхотлива к окружающим условиям, хорошо цветет и поддается формовке.

  • Black Mamba. Представляет собой карликовое растение с махровыми соцветиями розовых расцветок. Листья коричневые, с тонкой зеленоватой каймой.

  • Bernadette. Представляет собой карликовую культуру с махровыми бело-розовыми соцветиями. При солнечном свете они становятся ярче. Весной зацветает быстрее всех.

  • Rodluvan. Компактные кусты с махровыми цветами ярко-красного оттенка, хорошо формируется. Соцветия у «Родлуван», по сравнению с другими видами, гораздо крупнее.

  • Ice Frozen Campari. Представляет собой полумахровую пеларгонию. Соцветия белые с красными и розовыми вкраплениями, листочки желтые. Кустики довольно миниатюрные, отличаются пушистостью.

  • Made in Sweden. Представлен кустиками с темными листочками. Цветы мелкие, внешним видом напоминают гвоздики.

  • Ljus Och Varme. Относится к махровым пеларгониям. Соцветия представляют собой розовато-белые шапочки. Но эти два оттенка не смешиваются.

  • Stilla Flirt. Представлена полумахровыми соцветиями бледно-розового оттенка с желтой серединкой. Листья насыщенного зеленого цвета с темной зоной. Очень красиво смотрится сочетание темной листвы и нежных цветков. Компактный кустик, который хорошо ветвится.

  • Sofie Arden. Это вид с махровыми розовыми цветами. Соцветия плотные, напоминают зонтики. Листья зеленой расцветки с яркой зоной.

  • «Мадам Бовари». Представляет собой миниатюрные кустики с ярко-красными соцветиями. После обрезки рост замедляется.

  • Omma Ogonkast (в переводе означает «нежный взгляд»). Имеет красивые нежно-розовые цветы. Главной особенностью является то, что листья в жару подсушивает и сбрасывает.

  • Tintomara. Относится к полумахровым. Листья желтые с большой коричневой зоной. Цветы розовых оттенков с малиновыми вкраплениями.

  • Eloise. Карликовое растение, компактное. Листочки небольшие, имеют хорошо обозначенную темную зону. Цветочки приглушенно малинового оттенка.

  • Kate. Является видом, нетребовательным к условиям произрастания. Сорт имеет яркие оттенки цветков, обильно цветет. Молодые соцветия отличаются особой пышностью и красотой.

  • Ogonocast. Представляет собой миниатюрные кустики с ярко-зеленой листвой и цветочками розово-белого оттенка.

  • Tango. Представляет собой довольно плотный куст с листочками зеленых расцветок. Цветки полумахровые, довольно большие, розово-сиреневых оттенков с вкраплениями малинового цвета.

  • Sound of Silence. Представлена белыми цветами с зеленоватым оттенком. Кустики миниатюрные, не требуют формирования.

  • Florentina. Это карликовая пеларгония, характеризуется декоративными листьями желто-зеленой цветовой гаммы со слабовыраженной темной зоной. Цветки белые, с тонкой розовой каемкой, прожилками и вкраплениями.

  • Vanessa. Миниатюрный куст с махровыми соцветиями ярко-розовой расцветки.

  • Vivaldi. Имеет компактные соцветия бледно-розового оттенка с яркой малиновой каймой по краям.

Даже неопытный цветовод сможет ухаживать за пеларгонией. Обусловлено это тем, что эта культура абсолютно неприхотлива и не требует каких-то особых условий содержания. Наиболее оптимальной температурой для цветка является обычная комнатная.

В зимний период этот показатель должен находиться в пределах +10–15 градусов, поэтому следует расположить культуру в прохладном помещении. Пеларгония очень любит солнечный свет, его недостаток может отрицательно сказаться на развитии растения.

Пион этого вида не испытывает нужды во влажности, поэтому нет необходимости опрыскивать цветок. Периодически культуру нужно хорошо поливать, но ни в коем случае не допускать застаивания жидкости. Поэтому следует позаботиться о дренаже.

Читать еще:  Как посадить герань отростком

Удобрять пеларгонию можно стандартными минеральными удобрениями для комнатных растений, органику она не переносит.

Отзывы

Отзывы о данном растении положительные. Цветоводам очень нравится то, что эта представительница герани нетребовательна к условиям содержания. В результате, не затрачивая много усилий, можно получить красивое украшение подоконника, которое впишется в окружающий интерьер.

О правильном уходе за пеларгониями смотрите далее.

Пеларгонии и герани (все о них) Коллекционеры гераневоды и пеларгоники

  • Тема закрыта

#3521

Сегодня видела на Youtube, как одни зарубежный цветовод макал черенки пеларгоний прям в мед. Подскажите, кто-нибудь пробовал мед для укоренения пеларгоний?

  • Наверх

#3522

Сообщение отредактировал krasotca28: 26.07.2016, 19:57:22

  • 2
  • Наверх

#3523

Надюша, тюльпанки прелесть, тоже жду цветения своей Эммы.

Brookside Betty карлик, золотолистник- первое цветение, кустится сама

Davinia пушистенькая миниатюрка, цвет мандариновый, а особенно мне в ней нравится зеленца на бутонах

  • 1
  • Наверх

#3524

  • Наверх

#3525

Какая красота в теме. Вот всегда бы так.
Ainsdale Duce . Он у меня нынче цветет поактивнее.В целом-отличный сорт, коренастый, пушистый и цветливый. Внимание на него многие обращают.Но мне цвет не очень то. Я цвет больше у Магнуса люблю.

Продолжу дальше красных.
Odensjö Madame Bovary.Ничего не могу сказать плохого.Была прищипнута в раннем возрасте.Я долго боялась, что пропадет черенок, он перестал расти, оказывается наращивал новые побеги.И она сразу выросла в пушистый, симпатичный кустик. Цвет красивый, чуть светлее, чем Магнус мой любимый, но более густой, чем Айнсдал Дюк.Шапочки не очень крупные и цветики тоже, хотя очень красивой формы.Но мелкошапочность, это видимо, беда почти всей серии.В целом, сорт хороший, но вся шумиха вокруг него лично мне непонятна. Ничего сверхестесственного я в нем не вижу.

Вот она рядом с Магнусом, видно, что у Магнуса цвет гуще и шапочки покрупнее.Было очень жарко и цветы подсохли по краям. абыднааа.

Новинка, которая мне очень-очень понравилась, со сложным и непроизносимым названием Jagershus Gogodansaren. :udivlon: Я его называю про себя Гогенцолерном :ulibka: Чем понравился. Во-первых цветом.Вот эти переливы клубничных оттенков очень мне по душе.Я их искала в Софи Арден, но что-то она мне не показалась.А в этом все понравилось.И цвет, и кустик, очень компактный, и соразмерность величины шапочек и кустика.

Роман печатался в парижском литературном журнале «Ревю де Пари» с 1 октября по 15 декабря 1856 года. После опубликования романа автор (а также ещё двое издателей романа) был обвинён в оскорблении морали и вместе с редактором журнала привлечён к суду в январе 1857 года. Скандальная известность произведения сделала его популярным, а оправдательный приговор от 7 февраля 1857 года сделал возможным последовавшее в том же году опубликование романа отдельной книгой. В настоящее время он считается не только одним из ключевых произведений реализма, но и одним из произведений, оказавшим наибольшее влияние на литературу вообще. В романе присутствуют черты литературного натурализма. Скепсис Флобера по отношению к человеку проявился в отсутствии типичных для традиционного романа положительных героев. Тщательная прорисовка характеров обусловила и очень длинную экспозицию романа, позволяющую лучше понять характер главной героини и, соответственно, мотивацию её поступков (в отличие от волюнтаризма в действиях героев сентименталистской и романтической литературы). Жёсткий детерминизм в поступках героев стал обязательной чертой французского романа в первой половине XIX века.

Тщательность изображения характеров, точная до беспощадности прорисовка деталей (в романе точно и натуралистично показана смерть от отравления мышьяком, хлопоты по приготовлению трупа к погребению, когда изо рта умершей Эммы выливается грязная жидкость, и т. п.) были отмечены критикой как особенность писательской манеры Флобера. Это отразилось и в карикатуре, где Флобер изображён в фартуке анатома, подвергающим вскрытию тело Эммы Бовари.

Согласно проведённому в 2007 году опросу современных популярных авторов, роман «Госпожа Бовари» является одним из двух величайших романов всех времён (сразу после романа Льва Толстого «Анна Каренина») [2] . Тургенев в своё время отозвался об этом романе, как о самом лучшем произведении «во всём литературном мире».

По словам литературного критика Алексея Машевского, в романе нет положительных персонажей: нет героя, который мог бы быть воспринят читателем именно как герой. Можно сказать, что «смерть героя», провозвестником которой стал одноименный роман Ричарда Олдингтона, наступила ещё в XIX веке — в «Госпоже Бовари» [3] .

Господин Руо – фермер, отец Эммы, добродушный, прагматичный человек.

Господин Оме – хитрый аптекарь, перебивавший всю клиентуру Бовари.

Берта – единственная дочь Эммы и Шарля Бовари.

Леон Дюпюи – помощник нотариуса, образованный, романтический юноша, влюбленный в Эмму.

Родольф Буланже – богатый помещик, опытный сердцеед, холодный, расчетливый мужчина.

Господин Лере – хитрый, льстивый торговец дамскими нарядами, один из главных кредиторов госпожи Бовари.

Как одевались Маргарита Готье и Эмма Бовари -2

До 1856 года под верхней юбкой носили еще шесть нижних юбок, по большей части ручной работы, весьма сложной. Изготовление их было делом трудным и требовало бесконечно много времени. Это было связано с тем, что усовершенствованные швейные машины начали применяться в парижских салонах, в лучшем случае, около 1850 года. Повсеместно же эти машины были в них заведены только в 1857 году. С 1859 года были введены искусственные кринолины, где эластичные стальные обручи — технически модернизированное воспоминание о бывшем райфроке с его обручами — как бы рессорами поддерживали более легкий современный материал. Эта перемена повлияла не только на внешнее очертание платья, но изменила и сам характер одежды. Юбка приобрела новое, неожиданное движение. Бывшие нижние юбки исчезли, а искусственный кринолин стал товаром, вырабатываемым машинами. (В литературе это внедрение современной техники в моду иногда связывают с вновь введенным использованием железных конструкций в архитектуре, например, при строительстве стеклянного дворца — экспозиционного здания на лондонской Всемирной выставке в 1851 году.
Изобретение кринолинов иногда связывают с именем французской императрицы Евгении. Дескать, она ввела их во время своей беременности, что действительно имело место около 1855-1856 гг., но это только извечный анекдот, который при каждом изменении моды всегда кому-нибудь приписывают. Как только юбка расширилась до кринолина, сузились рукава лифа, которые в 40-х годах уже тесно облегали руку, а сам лиф стал дополняться широкой оборкой у ворота, называемой «берте».


Изабелль Юппер.Дама с камелиями

Госпожа Бовари
После обеда дамы разошлись по комнатам переодеться к балу. У Эммы туалет был обдуман до мелочей, точно у актрисы перед дебютом. Причесавшись, как ей советовал парикмахер, она надела барежевое платье, которое было разложено на постели. У Шарля панталоны жали в поясе.
– Штрипки будут мне мешать танцевать, – сказал он.
– Танцевать? – переспросила Эмма.
– Ну да!
– Ты с ума сошел! Не смеши людей, сиди смирно. Врачу это больше пристало, – добавила она.
Шарль промолчал. В ожидании, пока Эмма оденется, он стал ходить из угла в угол.
Он видел ее в зеркале сзади, между двух свечей. Ее черные глаза сейчас казались еще темнее. Волосы, слегка взбитые ближе к ушам, отливали синевой; в шиньоне трепетала на гибком стебле роза с искусственными росинками на лепестках. Бледно-шафранового цвета платье было отделано тремя букетами роз-помпон с зеленью.

Читать еще:  Герань лимонная лечебные свойства


Анна Поликарпова в балете Дама с камелиями
Элеонора Дузе-Дама с камелиями 1896года

Госпожа Бовари
После обеда дамы разошлись по комнатам переодеться к балу. У Эммы туалет был обдуман до мелочей, точно у актрисы перед дебютом. Причесавшись, как ей советовал парикмахер, она надела барежевое платье, которое было разложено на постели. У Шарля панталоны жали в поясе.
– Штрипки будут мне мешать танцевать, – сказал он.
– Танцевать? – переспросила Эмма.
– Ну да!
– Ты с ума сошел! Не смеши людей, сиди смирно. Врачу это больше пристало, – добавила она.
Шарль промолчал. В ожидании, пока Эмма оденется, он стал ходить из угла в угол.
Он видел ее в зеркале сзади, между двух свечей. Ее черные глаза сейчас казались еще темнее. Волосы, слегка взбитые ближе к ушам, отливали синевой; в шиньоне трепетала на гибком стебле роза с искусственными росинками на лепестках. Бледно-шафранового цвета платье было отделано тремя букетами роз-помпон с зеленью.


Мадам Бовари
Изабель Юппер

Идеал скромной госпожи, доброй матери и хорошей хозяйки типа героинь Магдалены Реттиговой, достигаемый с помощью наряда с кринолином, является явно напускным, ибо в период второй империи он является, собственно, только заменителем дорогостоящей одежды рококо; чтобы быть к лицу, кринолин также шился из самой дорогой ткани. Творцом кринолина вообще, а в дальнейшем — и пропагандистом искусственных кринолинов, был англичанин Чарлз Фредерик Ворт, который в 1850 году покинул Лондон и в Париже стал сотрудничать со швейной фирмой Гаглэн.
Ворт сумел разгадать тенденции своей эпохи и в сотрудничестве со своими знатными заказчицами создал моду кринолинов. Кринолин как бы сшит по мерке не только высокопоставленных заказчиц, но и всей эпохи. Это было мирное время после революции, и вплоть до 1865 года столетие как бы отдыхало. В это время не зарегистрировано ни одной войны; вся эта эпоха стремится опираться на традиции и обращается к прошлому. Кринолин предоставлял большие возможности для принятия «благородных» поз, что предписывалось церемониалом как при дворе королевы Виктории, так и при дворе императрицы Евгении; он позволял внешне соблюдать предписанную скромность. Кринолин «одолжил» у прошлого все знаки внешнего достоинства, своей шириной он определял меру дистанции, одновременно служа и пуританским целям. Кринолин соорудил как бы пьедестал для бюста и головы, оставляя своим носительницам возможность решить самим, каким легким прикосновением приподнять кринолин, каким движением раскачать его. Это была типичная мода второй империи, которая воспринималась, как символ господства женщин.


Чарлза Фредерика Ворта можно считать творцом моды второго рококо. Эта интерьерная мода лучше всего могла показать себя в вечерних бальных туалетах. Ворт создает костюмы для великолепных балов второй империи в равной степени блестяще как одинаковые а ля Лафонтен, так и индивидуальные: например, герцогиня Морни представляла утреннюю звезду, графиня Гастильони — чертика, графиня Ротшильд на балу была одета в фантастический костюм, сшитый из перьев. Из всего этого понятно, что производство шелка увеличивается; при этом отдельные фирмы конкурируют друг с другом. Императрица Евгения вместе с Бортом стремились возродить лионское шелковое производство, конкурируя с производством серебряного и золотого ламэ (lame), которое в то время было очень модно.


Фрэнсис О’Коннор
Мадам Бовари

На первый взгляд, кринолин сложно назвать функциональным. Скорее он антифункционален. Он очень неудобен для ношения, передвижения в пространстве и особенно — для общения с окружающими, в частности, с противоположным полом. Именно этот последний фактор и позволил кринолину занять свое место в гардеробе светских дам. Такие юбки впервые стали популярны в середине XVI века в Испании — оплоте воинствующего католицизма. Более чем строгая религиозная мораль того времени считала женщину сосудом греха и предписывала добрым католикам мужского пола сближаться с дамами лишь для продолжения рода и исключительно в брачном союзе, освященном церковью. В остальных случаях рекомендовалось держаться от «рабынь божьих» подальше. Вот тут-то кринолин был как нельзя более кстати. С этой точки зрения функциональность кринолина уже не подвергается сомнению!
В таком наряде женщина выглядела как неприступная крепость. Однако впоследствии колоколообразную форму юбки сочли чрезвычайно женственной, и она надолго вошла в моду. Кринолин господствовал в гардеробе светских дам на протяжении XVII–XVIII веков.
Криналины не давали необходимой свободы действий, прежде всего потому, что металлические обручи обрекали женщин на существование в особом пространстве. Кринолин требовал больших помещений, специальных стульев и столов. Легкий металлический каркас делал юбку столь подвижной, что дамы всех возрастов привязывали обручи к коленям надежными шнурками — становились рабами своих юбок. Без этой меры предосторожности можно было оказаться в неловком положении, и разного рода смешные происшествия сделали кринолин середины XIX века объектом изучения моральных норм эпохи. «Кринолин, таким образом, функционировал и как рекламная упаковка дамской стыдливости, и как тайная проекция мужских страхов и желаний». Надо помнить, что, чтобы натянуть верхнюю юбку на металлический каркас, требовалась помощь горничной; то же самое можно сказать и о корсете, который шнуровался сзади; сложные прически из кос и локонов, обязательные для барышни не только аристократического происхождения, нельзя было сделать самой.


Госпожа Бовари
По окончании контрданса танцующих сменили посреди залы группы мужчин, беседовавших стоя, и ливрейные лакеи с большими подносами. В ряду сидевших девиц колыхались разрисованные вееры, прикрывались букетами улыбки, руки в белых перчатках, очерчивавших форму ногтей и стягивавших кожу у запястья, вертели флакончики с золотыми пробками. Кружевные оборки, брильянтовые броши, браслеты с подвесками – все это трепетало на корсажах, поблескивало на груди, позванивало на обнаженных руках. Волосы, гладко зачесанные спереди, собирались в пучок на затылке, а сверху венками, гроздьями, ветками были уложены незабудки, жасмин, гранатовый цвет, колосья и васильки. Матери в красных тюрбанах чинно сидели с надутыми лицами на своих местах.


Дженифер Джонс -1949год.Мадам Бовари

Госпожа Бовари
Эмма носила открытый капот; между шалевыми отворотами корсажа выглядывала гофрированная кофточка на трех золотых пуговках. Подпоясывалась она шнуром с большими кистями, ее туфельки гранатового цвета были украшены пышными бантами, которые закрывали весь подъем. Она купила себе бювар, почтовой бумаги, конвертов, ручку, но писать было некому. Она вытирала пыль с этажерки, смотрелась в зеркало, брала книгу, затем погружалась в раздумье, и книга падала к ней на колени. Ее тянуло путешествовать, тянуло обратно в монастырь. Ей хотелось умереть и в то же время хотелось жить в Париже.

Госпожа Бовари
Опираясь на спинку ее стула, он смотрел на гребень, впившийся зубьями в ее прическу. Когда Эмма сбрасывала карты, на груди у нее всякий раз приподнималось с правой стороны платье. От зачесанных кверху волос ложился на спину коричневый отблеск и, постепенно бледнея, в конце концов сливался с полумраком. Внизу платье Эммы, пузырясь, морщась бесчисленными складками, свешивалось по обеим сторонам стула и ниспадало до полу. Нечаянно дотронувшись до него ботинком, Леон с таким испуганным видом отшатывался, словно наступил кому-нибудь на ногу.

Читать еще:  Sikea пеларгония

Госпожа Бовари
Эмма купила готическую скамеечку, за один месяц истратила четырнадцать франков на лимоны для полировки ногтей, выписала из Руана голубое кашемировое платье, выбрала у Лере самый красивый шарф, стала подпоясывать им капот и в этом наряде при закрытых ставнях лежала с книгой в руках на диване.
Теперь она часто меняла прическу: то причесывалась по-китайски, то распускала волнистые локоны, то заплетала косы; потом сделала себе сбоку, пробор, сзади подвернула

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • » .
  • 94

парижскому адвокату, бывшему президенту Национального собрания и министру внутренних дел

Дорогой и знаменитый друг!

Позвольте мне поставить Ваше имя на первой странице этой книги, перед посвящением, ибо Вам главным образом я обязан ее выходом в свет. Ваша блестящая защитительная речь указала мне самому на ее значение, какого я не придавал ей раньше. Примите же эту слабую дань глубочайшей моей признательности за Ваше красноречие и за Ваше самопожертвование.

Гюстав Флобер. Париж, 12 апреля 1857 г

Когда мы готовили уроки, к нам вошел директор, ведя за собой одетого по-домашнему «новичка» и служителя, тащившего огромную парту. Некоторые из нас дремали, но тут все мы очнулись и вскочили с таким видом, точно нас неожиданно оторвали от занятий.

Директор сделал нам знак сесть по местам, а затем, обратившись к классному наставнику, сказал вполголоса:

— Господин Роже! Рекомендую вам нового ученика — он поступает в пятый класс. Если же он будет хорошо учиться и хорошо себя вести, то мы переведем его к «старшим» — там ему надлежит быть по возрасту.

Новичок все еще стоял в углу, за дверью, так что мы с трудом могли разглядеть этого деревенского мальчика лет пятнадцати, ростом выше нас всех. Волосы у него были подстрижены в кружок, как у сельского псаломщика, держался он чинно, несмотря на крайнее смущение. Особой крепостью сложения он не отличался, а все же его зеленая суконная курточка с черными пуговицами, видимо, жала ему в проймах, из обшлагов высовывались красные руки, не привыкшие к перчаткам. Он чересчур высоко подтянул помочи, и из-под его светло-коричневых брючек выглядывали синие чулки. Башмаки у него были грубые, плохо вычищенные, подбитые гвоздями.

Начали спрашивать уроки. Новичок слушал затаив дыхание, как слушают проповедь в церкви, боялся заложить нога на ногу, боялся облокотиться, а в два часа, когда прозвонил звонок, наставнику пришлось окликнуть его, иначе он так и не стал бы в пару.

При входе в класс нам всегда хотелось поскорее освободить руки, и мы обыкновенно бросали фуражки на пол; швырять их полагалось прямо с порога под лавку, но так, чтобы они, ударившись о стену, подняли как можно больше пыли: в этом заключался особый шик.

Быть может, новичок не обратил внимания на нашу проделку, быть может, он не решился принять в ней участие, но только молитва кончилась, а он все еще держал фуражку на коленях. Она представляла собою сложный головной убор, помесь медвежьей шапки, котелка, фуражки на выдровом меху и пуховой шапочки, — словом, это была одна из тех дрянных вещей, немое уродство которых не менее выразительно, чем лицо дурачка. Яйцевидная, распяленная на китовом усе, она начиналась тремя круговыми валиками; далее, отделенные от валиков красным околышем, шли вперемежку ромбики бархата и кроличьего меха; над ними высилось нечто вроде мешка, который увенчивался картонным многоугольником с затейливой вышивкой из тесьмы, а с этого многоугольника свешивалась на длинном тоненьком шнурочке кисточка из золотой канители. Фуражка была новенькая, ее козырек блестел.

— Встаньте, — сказал учитель.

Он встал; фуражка упала. Весь класс захохотал.

Он нагнулся и поднял фуражку. Сосед сбросил ее локтем — ему опять пришлось за ней нагибаться.

— Да избавьтесь вы от своего фургона! — сказал учитель, не лишенный остроумия.

Дружный смех школьников привел бедного мальчика в замешательство — он не знал, держать ли ему фуражку в руках, бросить ли на пол или надеть на голову. Он сел и положил ее на колени.

— Встаньте, — снова обратился к нему учитель, — и скажите, как ваша фамилия.

Новичок пробормотал нечто нечленораздельное.

В ответ послышалось то же глотание целых слогов, заглушаемое гиканьем класса.

— Громче! — крикнул учитель. — Громче!

Новичок с решимостью отчаяния разинул рот и во всю силу легких, точно звал кого-то, выпалил:

Тут взметнулся невообразимый шум и стал расти crescendo, со звонкими выкриками (класс грохотал, гоготал, топотал, повторял: Шарбовари! Шарбовари!), а затем распался на отдельные голоса, но долго еще не мог утихнуть и время от времени пробегал по рядам парт, на которых непогасшею шутихой то там, то здесь вспыхивал приглушенный смех.

Под градом окриков порядок мало-помалу восстановился, учитель, заставив новичка продиктовать, произнести по складам, а потом еще раз прочитать свое имя и фамилию, в конце концов разобрал слова «Шарль Бовари» и велел бедняге сесть за парту «лентяев», у самой кафедры. Новичок шагнул, но сейчас же остановился в нерешимости.

— Что вы ищете? — спросил учитель.

— Мою фур… — беспокойно оглядываясь, робко заговорил новичок.

— Пятьсот строк всему классу!

Это грозное восклицание, подобно Quos ego,[1] укротило вновь поднявшуюся бурю.

— Перестанете вы или нет? — еще раз прикрикнул разгневанный учитель и, вынув из-под шапочки носовой платок, отер со лба пот. — А вы, новичок, двадцать раз проспрягаете мне в тетради ridiculus sum.[2] — Несколько смягчившись, он прибавил: — Да найдется ваша фуражка! Никто ее не украл.

Наконец все успокоились. Головы склонились над тетрадями, и оставшиеся два часа новичок вел себя примерно, хотя время от времени прямо в лицо ему попадали метко пущенные с кончика пера шарики жеваной бумаги. Он вытирал лицо рукой, но позы не менял и даже не поднимал глаз.

Вечером, перед тем как готовить уроки, он разложил свои школьные принадлежности, тщательно разлиновал бумагу. Мы видели, как добросовестно он занимался, поминутно заглядывая в словарь, стараясь изо всех сил. Грамматику он знал недурно, но фразы у него получались неуклюжие, так что в старший класс его, видимо, перевели только за прилежание. Родители, люди расчетливые, не спешили отдавать его в школу, и основы латинского языка ему преподал сельский священник.

У его отца, г-на Шарля-Дени-Бартоломе Бовари, отставного ротного фельдшера, в 1812 году вышла некрасивая история, связанная с рекрутским набором, и ему пришлось уйти со службы, но благодаря своим личным качествам он сумел прихватить мимоходом приданое в шестьдесят тысяч франков, которое владелец шляпного магазина давал за своей дочерью, прельстившейся наружностью фельдшера.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector